Наше пфо
Скульптура СССР
Смипфо
Народное творчество
Великое наследие
Другие материалы

Художник

Жизнь кипела вокруг него


Александр Георгиевич Скрягин был одним из ведущих художников декоративного искусства Ленинграда, чье творчество отличали высокий профессионализм и индивидуальное своеобразие. Каждое новое его произведение на выставке вызывало интерес, казалось свежим, необычным, порой спорным. Он любил удивить зрителя остротой замысла и формы, иногда даже озорством. В этом сказывался его неуемный характер, неравнодушное отношение к жизни, которое проявлялось и в широком спектре деятельности творческой и общественной. И теперь трудно поверить, что Скрягина нет среди нас и оценка всего им созданного уже посмертная.

Металл был любимым материалом художника и при всей широте его творческих интересов всегда оставался для него главным. На выставках мы встречались с произведениями Скрягина, выполненными в чугуне, бронзе, красной меди. Одним из последних его увлечений было сочетание красной меди и серебра. Небольшой сервиз «Ужин на двоих» (1982), сделанный в :>той технике, представляет собой произведение, в котором хорошо уживаются выставочная значительность вещи с четко продуманной функциональностью. Выставочность сказалась в небанальной конструкции форм и их непривычном сочетании. Тарелки, напоминающие миниатюрные, приземистые жаровни, вполне гармонируют с торжественностью бокалов л драгоценностью рюмок. Серебряное покрытие внутренней поверхности сосудов контрастирует с красной медью и придает изысканность несколько утяжеленной пластике форм. Л небольшие ручки в виде голов средневековых персонажей «окрашивают» интимно-торжественный сервиз оттенком легкого юмора. Скрягин давно задумал произведение такого характера и периодически возвращался к своей идее, отрабатывая схожие варианты. В каждом появлялись те или иные удачные находки. В этом последнем получилось наиболее законченное решение. Другой линией его творчества были памятные медали. Сделанные, как правило, в бронзе, они отличаются чеканной обобщенностью скульптурной формы. Среди них «Лениниапа», в которой содержание передается изображением городов и дат, отмеченных значительными событиями в жизни и исторической борьбе Ленина: Симбирск, Казань, Петербург, Женева, Шушенское, Лондон, Петроград, Москва. Объединив всю серию четкой графичностью пластики, художник сохранил узнаваемость каждого города в символике памятников архитектуры. Одна из последних и, пожалуй, лучших медальерных работ Скрягина триптих «Жизнь человека»: «Рождение», «Инициация», «Смерть». Здесь наиболее убедительно проявилось умение автора передать значительное и сложное в строгой, лаконичной форме. Триптих принадлежит к тем произведениям Скрягина, которые он делал как бы для себя (многие он не выставлял вовсе). В них-то яснее всего прочитывается его отношение к искусству, неординарность мышления. Личность художнике отражается и в облике его мастерской, в ритме ее жизни. Вдумчивый, любознательный и деятельный, он не любил банальности и скуки. Мастерская Скрягина представляла собой странную, но привлекательную смесь прошлого, почти средневекового, с современностью. Ему нравилось устраиваться основательно, и в мастерской прежде всего бросался в глаза большой, сделанный по всем правилам традиционного ремесла, горн. А вокруг инструменты и приспособления для ковки, чеканки, формы для литья, ванна для гальванопластики. Здесь же токарный и сверлильный станки, циркулярная и маятниковая пилы и небольшой шлифовальный станок для работы по камню. Почти любую спроектированную вещь Скрягин мог выполнить в материале в своей мастерской. В последние годы его заинтересовала миниатюрная роспись цветными эмалями по бисквиту, и в мастерской появилась муфельная печь, а на выставках художник показал несколько экспериментальных работ из металла с расписными вставками.

Он любил осваивать художественные возможности разных материалов, обогащая свой опыт, расширяя пределы своих поисков. Результаты его проб, удач и ошибок разнообразные фонари, бра. деревянные и пластмассовые игрушки и другие закопченные и незаконченные вещи — постепенно накапливались на полках и стенах, создавая особую среду мастерской.

В пей царило состояние деловитости и одновременно приподнятой праздничности. Скрягин всегда был в окружении молодых. Они были его помощниками, а он учил их, воспитывал, способных «выводил в люди». Некоторые из его учеников стали самостоятельными художницами, членами JIOGX, других он готовил для поступления в училище им. Мухиной, многие работали с ним годами, не покинули его до конца. Жизнь кипела вокруг Скрягина, и это была его стихия. В мастерской велась большая работа по заказам. Как для многих художников декоративно-прикладного искусства, для Скрягина выставочные произведения составляли лишь небольшую часть всего творимого. Сложные и разнообразные художественные комплексы выполнялись по государственным заказам они были особенно ответственны. Делались изящные люстры и массивные декоративные решетки, проектировалось оформление транзисторов и телевизоров. Но самую значительную часть среди работ Скрягина составляли проекты общественных и музейных интерьеров.

Стремление к многообразию в творчестве но всеядность и не мучительные попеки своего пути. Это своеобразный стиль работы, определяемый складом характера ц способностей художника. Таким людям смена видов деятельности помогает глубже познавать закономерности искусства, обостряет видение, оттачивает мастерство. Музейно-выставочным проектированием Скрягин стал заниматься еще в 50-е годы, почти сразу после окончания ЛВХПУ им. В. И. Мухиной. В бригаде старших товарищей В. А. Сулимо-Самунло, К. С. Козьмина, А. М. Ляидсберга, Е. Г. Шейр и других он участвовал в разработке экспозиции Русского отдела Государственного музея этнографии народов СССР. Позже, под руководством Б. А. Смирнова, уже опытные художники А. Скрягин, И. Оминин, Н. Нарцисов и А. Яковлев проектировали отдел оптики для Советских павильонов на крупнейших Международных выставках в Нью-Йорке, Брюсселе, Париже и Мехико. Участвовал Скрягин и в работе по оформлению павильонов ВДНХ.

Не случайно с первых шагов своей профессиональной деятельности художник включается в большую и ответственную работу. В институт он пришел уже зрелым, сформировавшимся человеком, пройдя трудную школу войны. Он начал ее юным добровольцем в 1941 году и закончил в Берлине. Служил в разведке артиллерийского полка. Так что зрелость далась ему нелегко, и, придя в 1946 году в высшее художественное училище, он с самого начала пути понимал значение и меру ответственности работы художника.

С начала 60-х годов Скрягин уже проектирует самостоятельно. Делает экспозицию Краеведческого музея в Махачкале, а потом целый «венок» музеев вокруг

Ленинграда в городах, связанных с историей северного края пашей страны. Вероятно, это была самая значительная работа в творческой биографии Скрягина, и именно за нее он в 1981 году получил звание заслуженного художника РСФСР. Старая Ладога, Кингисепп, Приозерск, Тихвин с древнейших времен служили форпостами в борьбе русских со шведами и литовско-германскими рыцарями, сыграли они свою роль в Северной войне Петра 1, не обошла их и Великая Отечественная война. Все это, наряду с этнографическим материалом и современностью, стало содержанием экспозиции краеведческих музеев, спроектированных Скрягиным. Он вообще любил и знал историю. А северный край в молодые годы много раз исходил пешком, зарисовывая старые деревянные церкви, крестьянские избы, крепостные сооружения. Любовь к архитектуре и народному творчеству заставляла и в работе над проектами музеев тактично и бережно относиться к стилевому своеобразию используемых исторических зданий. В Кингисеппе помещением музея стал Екатерининский собор, построенный по проекту Антонио Рииальди. Ранний русский классицизм с легкими реминисценциями барокко нашел здесь блестящее воплощение. И Скрягин располагает экспозицию так, чтобы не нарушить гармоническую цельность здания. Низкие витрины у цоколя, победные знамена вверху, а на пилястрах гербы городов. «Рассказ» о древнем Ямбурге, о крепости Ям, о Северной войне объединяется с красотой интерьера, создает атмосферу, в которой прошлое говорит современникам о своем величии и значимости. В Старой Ладоге исторический раздел музея находится в древней крепостной башне, а этнографическая часть расположена в небольшой, уютной деревянной церкви Дмитрия Салунского. Весь музейный комплекс представляет собой цельный историко-культурный памятник. В маленьком местечке Приютино Скрягин первый начал создавать мемориальный музей-усадьбу А. Н. Оленина археолога, историка, президента Академии художеств и директора Публичной библиотеки. Художник восстановил облик трех небольших комнат, в которых разместил портреты, письма и документы, напоминающие о знаменитых современниках хозяина, постоянных посетителях усадьбы Пушкине, Жуковском, Крылове, Бестужеве-Рюмине и других. Небольшие музеи в разных городах области каждый по-своему раскрывают ее культурно-историческое значение, связывают прошлое с настоящим, и в этом есть доля заслуги художника Скрягина. Завершающим звеном этой работы стал областной краеведческий музей на Литейном проспекте в Ленинграде. В его небольших уютных залах теперь готовится к открытию посмертная выставка произведений Александра Георгиевича Скрягина подводящая итог его творческому пути.

Галерея
Реклама
липосакция подбородка, подтяжка груди мастопексия - увеличение груди имплантанты . вибромассажер, поик по цене . Дома недвижимость на тенерифе.
Творчество СССР. Все права защищены