Наше пфо
Скульптура СССР
Смипфо
Народное творчество
Великое наследие
Другие материалы

направления и течения

Пространство и время в фильмах Н. Двигубского


Если работе художника кино дать жанровое определение, то Николая Двигубского, вероятнее всего, можно назвать мастером исторического Жанра. Причем, конкретный «исторический фон» остается как бы за пределами его интересов—художник занимается скорее «поисками утраченного времени», в сложном и многообразном сплетении его Моментов. Такая временная привязанность Двигубского весьма определенна: ленты А. Михалкова-Кончеловского «Дядя Ваня», «Дворянское гнездо», «Сибириада», «Зеркало» А. Тарковского — интерес к «истории» подтверждают.

Двигубский не стремится стилизовать эпоху, представить в эскизе, а затем на экране особенности материального мира. Проблему «исторического правдоподобия» он решает, пользуясь иными приемами. Материальная среда служит средством опознания и представления главного — духовного мира человека, его особенностей, определяемых исторической атмосферой. Конкретизация этого неуловимого и незаметного подчас процесса и является задачей художника.

Декорации Двигубского несут определенный «след» человеческих жизней. Движение времени ощутимо здесь не столько в фактическом чередовании лет, времен года, смене стилей мебели, заданных сценарием, сколько в «возрасте» самих вещей, печати их долгого бытия (например, в тонких трещинах, расчерчивающих потолок квартиры в «Зеркале»). Время зачастую обретает черты, быть может, не принадлежавшие ему на самом деле, .но таким видит его художник сегодня.

Изображая эпоху, легко впасть в стилизацию. Ведь невозможно точно воссоздать вещественный мир, даже зная все подробности ушедшего быта. На восприятие и представление все равно окажет «давление» окружение сегодняшнего дня. И здесь художник словно «накладывает» на пространство и предметы свою направляющую волю. Он точно чувствует «стадию», состояние временного отрезка, над которым работает. И пространство, организуемое им, невольно несет в себе определенную психологическую трансформацию, как след времени в течении человеческих судеб. Именно с этой точки зрения показателен сам подход художника к интерпретации эпохи.

В декорациях к «Дяде Ване» Двигубский заставляет ощутить обреченность, грядущую гибель изображаемого мира. Причем используемые им средства элементарны, в них нет ни малейшей нарочитости. Просто интерьеры в фильме слишком пусты. Отсутствие мебели и обилие дверей придают пространству ощущение неустойчивости и недолговечности; оно не становится местом обитания людей, не похоже на жилой дом, а кажется лишь хрупким, эфемерным, временным пристанищем. Предлагая свою интерпретацию русской классики, Двигубский изысканен в изображении предметной среды — в подборе вещей, подаче выразительных деталей. Интерьеры «Дворянского гнезда» откровенно приглашают к любованию красотой окружающего мира, любованию без утайки, без оглядки.

В «Зеркале» проблема «исторического времени» решалась по-другому. События, происходившие в фильме, отчасти современны, частично относились к сравнительно недавнему предвоенному прошлому. Они рассказывали о том, из чего складывается человеческая жизнь,— о любви, работе, будничных семейных делах, разводе, смерти. Через этот неторопливый и непрерывный ряд прослеживались закономерности человеческого бытия, не всегда подвластные воле людей. Сюжетная канва фильма представляла сплав внутреннего монолога героя, его четких, как явь, воспоминаний, органично сменяющихся, неожиданно наплывающих друг на друга, образующих сложную временную композицию. Внутренним размышлениям героя режиссер отводил важное место, поэтому «паузы размышления» были равны по продолжительности событийным кадрам. Их присутствие было ощутимо и в звуковой среде фильма: скрип дверей, досок пола, падающие капли молока наполняли тишину, отмечали течение времени.

Сложная «жизнь духа» выражалась в формах, на первый взгляд, ничем не примечательных. Уже названия мест действия — «Дача», «Квартира автора», «Типография», «Двор автора» — отражали сюжетную простоту пространственной основы. Предметный мир не вызывал ощущений конфликтности. Скорее возникало впечатление «узнаваемости», как будто все это уже видели когда-то — не то в детстве, не то во сне. Организуя вещную среду, Двигубский стремится «найти стены, которые наиболее точно соответствуют данному психологическому состоянию героя». В его декорациях как будто ничего не происходит, немногочисленная мебель расставлена по углам. Но сами интерьеры несут в себе эмоциональный заряд состояния, дают возможность наяву ощутить действие неуловимого временного потока, возрастные и структурные изменения. Квартира .хранит следы медленного, но явного разрушения. По словам Андрея Тарковского, «это была квартира, где жило само время».
Галерея
Реклама
Творчество СССР. Все права защищены