Наше пфо
Скульптура СССР
Смипфо
Народное творчество
Великое наследие
Другие материалы
  • Пуховое одеяло
  • Реквизиты, адреса партнеров. Мебель и предметы интерьера.
  • sladkiy-son.ru

  • Ковры купить
  • Графики заселений и бронирование онлайн. Ковры и напольные покрытия.
  • moskover.ru


Наше пфо

Мир и личности художника


Как органично живет в созданной художником поэтической розовой, золотистой, сиреневой среде листов каждый предмет или персонаж, будь то бодрые трубачи, приветствующие новую зарю, трактора или стая уток, ласково освещенных вечерним солнцем...

И обратный пример - пример, когда произведение создается именно по материалам поездки. Старейший акварелист Латвии Н. Петрашкевич показал серию «У Баренцева моря», сделанную после поездки в Мурманск. В этих листах, которые хотелось бы назвать взволнованными живописными прелюдами,- влюбленность в красоту морских пейзажей. Торжественным гимном природе, могущественной и вечной, звучат листы «На рейде», «Закат», «Красные корабли». Завораживающее вечернее оцепенение передано в работах «Тишина», «День кончается». Энергично, с ярко выраженным волевым началом художник сопоставляет контрастные цвета - черное, синее, красное, добиваясь колористического единства. Этот художник работает по-своему, убежденно и остается самим собой, пишет ли он родную Балтику или Мурманский порт.

Молодая художница Д. Бекарян исполнила чарующую сюиту о Ленинграде. В изысканно тонких, отточенных акварелях - свой стиль, своя природа классической гармонии и поэтического спокойствия белых ночей. Проникновенная красота этого мира кажется незыблемой. Она ассоциируется и с тем обликом величественного города, какой воспринимаем мы в пушкинских строфах. Правда, в работе «Сирень» интонации несколько меняются. Спокойная гармония в ней наполняется внутренне диссонирующими настроениями, созвучными, скорее, поэзии Блока.

Эти художники - и здесь намеренно приведены в пример живописцы разных поколений, ибо акварелью в равной мере занимаются и мастера старшего поколения и молодые,- требовательны к себе, строги в выборе изобразительных средств, точно соответствующих образу, замыслу. На обсуждении не случайно отмечалось, что в произведениях предыдущей всесоюзной выставки было больше парадной театральности, за которой «пряталась» индивидуальность художника, что сейчас стало гораздо меньше красивых «поз» и больше настоящей человечности, искренности. Это и значит, что стала более зрелой личность художника-акварелиста, который способен выразить свое отношение к миру и создать свой изобразительный мир на листе.

Художник - как золотоискатель. Один ищет в жизни драгоценное, как бы собирает лежащие на поверхности «самородки» (увидел, восхитился и передал листу свое восхищение), другой, как самоотверженный и терпеливый старатель, добирается до недр земли, с упорством промывает «пустую породу», чтобы отыскать золотоносную жилу. Но как обнаружить этот золотоносный слой? Чем должен руководствоваться художник, чтобы не обрекать себя на вечные скитания в поисках самородков?

На обсуждении выставки встала, казалось бы, парадоксально неожиданная проблема - проблема самоограничения. Акварель расцвела, подобно пышному цветку. Но не слишком ли увлеклись некоторые художники этим цветением? Не чрезмерна ли подчас их увлеченность цветом? Ведь живопись имеет в своей структуре ряд не менее важных компонентов (композиция, пластика, свет, ритмическое построение). Не приносятся ли они в жертву ради одной лишь красоты цвета? С темпераментом, азартом пишут некоторые, но без тщательного выбора темы или точных средств, необходимых для ее раскрытия. Так, например, в работах В. Хруслова из Баку «Земля и люди Азербайджана» господствует бесконтрольная стихия цвета, которая позволила передать лишь очень поверхностный эмоциональный всплеск. Увлекаясь цветом, художник забывает о важности пластического и композиционного построения листа. А в результате - нет в этой серии ни земли, ни людей Азербайджана. Нет, невзирая на темперамент художника и способность его к острому восприятию жизни.

И вот в противовес этому явлению другие художники, как будто пресытившись игрой цвета, намеренно ограничивают себя и становятся сдержанными до аскетизма. Эта линия, доведенная до логического завершения,- в серии И. Обросова «О жизни деревни». Его работы почти монохромны и лишь подцвечены одной-двумя красками. Их выразительность строится лишь на тональных контрастах, продуманности ритмов и форм. Близки к гризайли листы армянского художника А. Унаняна. Его тема - армянские сказки. Вот где, казалось бы, разгуляться цветовой фантазии! Однако художник создает удивительный мир необычайного, небывалого, оперируя лишь фантастическими формами с неожиданными поворотами плоскостей в пространстве, которое в каждом листе кажется огромным. Он умело использует световые эффекты. Лучи солнца пронизывают усеянное ракушками морское дно. Призрачные потоки света скользят в сводах таинственных пещер или вибрируют в каких-то странных «инопланетных» мирах.

Художнику оказалось достаточно композиционно-пластических средств для выражения своей мысли. Поэтому он сознательно отгородился от цвета.

Конечно, ни в коей мере нельзя утверждать, что монохромия - идеал акварели. Идеал в другом - в достижении максимальной выразительности через минимум художественных средств. Таким образом, избранные, ограниченные средства становятся особенно активны, несут основную нагрузку, и произведение полностью освобождается от лишнего, случайного.

Но были в экспозиции и работы на уровне живописного репортажа. Технично и уверенно выполнены листы из серии «Уфимский нефтеперерабатывающий завод» молодого художника В. Лесина. В них нет еще той содержательной «второй природы», которая определяет выразительность произведения. Листы ереванца П. Малаяна из серии «Арпа Севан» слишком фрагментарны. И в этих фрагментах, изображающих трудовые действия, есть доля случайной фиксации увиденного.

Бывает и другое. Художник как бы силился создать свой мир, не имея на то понимания глубинной сущности изображаемого. Так, молодая горьковская акварелистка Л. Воскресенская изображает мастера из Полхова-Майдана, игнорируя то, что более всего привлекательно в данном виде народного искусства: его пленительную непосредственность, живописную свободу, красоту, которой могут иной раз позавидовать художники-профессионалы. Ее стилизованный, манерный лист как будто бы и имеет свой мир, но воспринимается он как звучание фальшивой ноты. В ином плане, но также не эффективны попытки конструирования своего мира в серии Г. Вербицкого «Мой Киев». Они производят впечатление довольно блеклой мозаики, рассыпающейся из-за монотонности повторения одинаковых, мелких, геометрически очерченных пятен.

Такие работы не определяли лицо выставки, их было безусловно неизмеримо меньше, чем произведений образных. Свою эмоциональную природу создает Ю. Талдыкин, что бы ни было для него предметом изображения - древняя Бухара или «Натюрморт с айвой и гранатами». Художник находит только ему присущие вихревые ритмы, сочетание мягкости заливок с жесткостью контуров форм. Грузинская художница Т. Мацаберидзе насыщает портреты героинь своих произведений подлинным драматизмом. На его выражение «работает» сам язык живописи, светоносностью напоминающий витраж из тяжелого литого стекла.

Развитие портретного жанра - одна из важных черт творчества акварелистов за последние три года. На выставке было много отличных портретов. Проникнута лирической теплотой серия С. Витухновской «Московские девушки». Более остры по характеристике точны и определенны портреты, выполненные эстонской художницей В. Лембер-Богаткиной. Отличаются моментами гротеска портреты молодого художника О. Яхнина из Красноярска, выполненные графически четко, с минимальным использованием цвета.

Рожден глубоким пониманием темы мир серии Г. Батова «Аджимушкай». Холоден серовато-синий колорит листов. Бледны и заострены лица людей. Цвет обусловлен реальными условиями мрачного подземелья, физическим и психологическим состоянием героев. Но твердая решимость, запечатленная в их облике, говорит о несломленной воле «солдат подземного гарнизона», о мужестве их жен и детей. Эти образы воспринимаются как символ всеобщей воли народа к сопротивлению врагу в дни Великой Отечественной войны.

Обобщенный, лаконичный и сугубо индивидуальный образ создал Н. Евдокимов в своей «Киргизской мадонне». Человечностью и высокой народной простотой она напоминает героинь Чингиза Айтматова. И в то же время строгой величавостью, некоторой отрешенностью от времени и пространства она становится сродни образам древнерусской живописи и воплощает извечный и общий смысл материнства.

Индивидуальное, частное при силе выражения перерастает границы этого частного и обретает черты философского обобщения.

Такова закономерность искусства.

 

Галерея
Реклама
Творчество СССР. Все права защищены
Скачать игры на компьютер Бесплатно в Москве