Наше пфо
Скульптура СССР
Смипфо
Народное творчество
Великое наследие
Другие материалы

  • Нижнее белье
  • Интернет-магазин белья. Информация о доставке и оплате.
  • moisekreti.ru


Художник

В поисках своей картины


Мочалов. Нет ли опасности в тех случаях, когда художник отталкивается от каких-то общезначимых и хрестоматийных поэтических представлений, что развитие ассоциативного хода идет по несколько упрощенной, «облегченной» схеме?

Тюленев. Может быть, замысел таких картин, как «Город на двоих», кому-то покажется упрощенным. Но сама идея, что Пушкин и Натали живут и сейчас, представлялась мне любопытной. В процессе работы персонажи моей картины ходили по городу, играли на гитаре: получались разные композиционные соединения. Больше всего устроил меня последний вариант. Мне показалось, в нем есть простор для раздумья. В картине «Корзинка с рыжиками» увлекло сочетание несерьезного, почти анекдотического и серьезного. Родная природа объединяет разные времена, разных поэтов, увиденных как бы глазами мальчишек.

Мочалов. Я думаю, для Тюленева как художника характерно восприятие мира сквозь призму чувствований и представлений детства, мальчишества, отрочества.

Тюленев. Мне легче говорить о том, что прошло: о детстве, потом о юности. Образы прожитого не оставляют меня в покое. Когда я сказал себе: «Прощай, Камчатка» а с ней у меня многое связано, она стала для меня внутренней темой.

Мочалов. То есть памятью сердца, а значит и духовной ценностью. Это очень существенно для понимания того типа картины, который на свой лад разрабатывается каждым участником выставки. Такая картина предполагает глубоко личностное освоение жизненного материала.

Егошин. Я не согласен с Тюленевым в том, что все наше поколение искало непременно каких-то «экстремальных» условий, чтобы самоутвердиться. Романтика туристско-геологических песен меня не увлекала. Равно как и «джеклондоновская медвежатина». За всю жизнь я единственный раз выстрелил из ружья разбил банку. Годы нашей молодости были годами прозрений и открытий. Выставки Кончаловского, Петрова-Водкина. Работы Никонова, Андронова. Новые горизонты и новые проблемы. 1960-е годы моя академия... Для меня важна органичность восприятия мира, творческая уникальность. Моя стихия спокойный, тихий строй живописи. У себя дома я вешаю работы разных авторов картины, гравюры. С ними живу. И вот одни выдерживают испытание временем, другие нет. Приходится их снимать. Хочу, чтобы мои работы смотрелись подолгу. Чтобы от них шла длительная художественная информация.

Мочалов. Но в чем ее задача, смысл, особенности?

Егошин. Не все содержание живописи выразимо в словах. Есть содержание, неотделимое от движения кисти, от тех цветовых происшествий, которые развертываются на холсте. Наконец, от его общего эмоционального состояния. Наверное, Юр.Нехорошее прав, окрестив мои работы «этюдами-картинами». По мотиву, чаще всего непритязательному, они - этюды, но по живописному наполнению, по насыщенности вариациями цвета, надеюсь, наиболее удачные из них, картины.

Мочалов. Многих беспокоит: нет ли в отказе от литературности живописи некоего эстетического герметизма? Поясню. Вот аквариум с разноцветными рыбками. Очень красиво, волшебно! Но это мир искусственной, изолированной красоты.

Егошин. Да, но где-то существует настоящее подводное царство, настоящее море. И аквариум напоминание о нем!

Мочалов. Может быть, отличительная особенность современного мышления и заключается в способности в малом видеть нечто большее?

Егошин. Я бы сказал в художнической пристальности, в степени сосредоточенности взгляда на предмете. Ведь сосредоточиваясь, задумываешься. В наше время всеобщей спешки в этом есть потребность. Я пишу то, что можно увидеть сразу, но стараюсь извлечь из увиденного максимум живописи. Важно пережить мотив эстетически. Раскрыть завораживающее таинство природы красками. И показать драгоценную неожиданность красок в каждом сантиметре холста.

Мочалов. Наверное, это и значит: раскрыть в простом сложное, в обыденном таинственное, в мгновенном длящееся... Здесь прослеживается и общее и особенное. Если Тюленев совмещает разные временные планы, то Егошин как бы раздвигает пределы изображаемого момента, углубляя его, развивая не «вовне», а «внутрь». И потому мотив перестает быть одномоментным, в самом его изображении выражаются и борьба, и примирение; разные цветовые оттенки и контрастируют, и томительно тянутся друг к другу, ища сближения, согласия. В «капле» действительно мерещится море.

Егошин. Кстати, я потому и люблю Крым, что это горы и море. И все первозданное, «созданное богом». В мотивах Крыма есть отрешенность от суеты. Это тоже повседневность, но увиденная в тихом озарении мечты. И потому праздник. Здесь перед горами, перед прибоем люди становятся добрее. И это для меня теплое Средиземноморье, почти Древняя Греция, начало всей европейской культуры...

Мочалов. Словом, речь заходит о «вечных ценностях», которые утверждаются современной картиной, о повышенной духовности. Стремление к ней характерно для всех участников выставки.

Егошин. Я думал об этом, когда писал «Концерт старинной музыки». Для меня эта работа этапная. В ней своя сверхзадача: выразить языком живописи музыку. Способом визуального соответствия это сделать невозможно. Черные фраки на кремовой стене в первых эскизах тянули к бытовому жанру. «Звучания» не получалось. И вот тогда понадобились белые парики, старинные серые костюмы. Они вошли в атмосферу картины, и мне открылось ее духовное пространство особая живописная среда. И сейчас дело не в Сезанне, к которому меня упорно пристегивают, а именно в этом «моем пространстве», выражающем мое мироощущение.

 Я считаю, что если искусство несет в себе духовные устремления, то оно тем самым и социально.

Мочалов. Одна из сторон проблемы социальности искусства контакт со зрителем. Каждый художник, пусть интуитивно, ищет такого контакта. Как он будет понят зрителем? В этом смысле Егошин, пожалуй, наиболее сложен для восприятия. Его холсты, впитавшие своими красками, как ткань влагу, определенное эмоциональное содержание и отдающие его замедленно, постепенно, требуют наибольшего напряжения, внутренней собранности. Зрителю приходится преодолевать и барьер отстранения: подчеркнутую выявленность красочной фактуры, сгущенность цвета, основанную нередко на нивелировке светотональных отношений, систему деформаций. И тем не менее работы Егошина влекут особенной сложностью живописно-пластической структуры. У Аршакуни свои «барьеры»: пространственные смещения, гиперболическое заострение форм, цвета, иногда парадоксального грачи, например, могут быть красными. Но ведь это весенние грачи! В то же время многие работы художника открыто ориентированы на зрителя, активно к нему обращены и симметрично- фронтальной композицией, и всем строем повышенно-декоративной живописи. А персонажи его «бесед», «разговоров» предполагают соприсутствие зрителя в своем кругу: перед ними и перед зрителем стоят общие вопросы.

Тюленев как бы втягивает зрителя в своеобразную игру. Во многих его работах завязана некая интрига: сталкиваются знакомое, даже массовидное не случайно некоторые мотивы словно бы навеяны песнями и незнакомое. От этого обычное и предстает в каком-то ином, в не бытовом ракурсе, в непрозаическом масштабе. Названия его картин не вполне совпадают с тем, что изображено. Они ориентируют зрителя на обобщающие размышления, их можно назвать «скользящими», «задевающими» тему по касательной, что также стимулирует работу зрительского воображения («Парное молоко», «Корзинка с рыжиками»).

 

Галерея
Реклама
магазин цветов
Творчество СССР. Все права защищены