Наше пфо
Скульптура СССР
Смипфо
Народное творчество
Великое наследие
Другие материалы

Великое наследие

Он первый из художников


 

Васнецов дорог для людей нашего поколения не своими сказочными картинами, тем менее своей религиозной живописью... Главная заслуга Васнецова в том, что он уничтожил ужасные предрассудки, сковывавшие мнение нашего общества, и в частности наших художников.

Александр Бенуа

Исполнилось 135 лет со дня рождения Виктора Михайловича Васнецова. Его творчество известно, наверное, даже людям, совершенно не интересующимся живописью. В нашей стране трудно найти человека, с детства не знакомого с картинами Васнецова на былинно-сказочные темы. Но, пожалуй, мы не найдем и художника, понимание которого было бы настолько ограничено сложившимися о нем представлениями. Не только в массовом сознании, но и в искусствоведении «историк на несколько фантастический лад», как он сам себя охарактеризовал в письме к Стасову, заслонил другие, не менее важные (и в оценке самого Васнецова, и с точки зрения их влияния на развитие русского искусства) стороны его творчества. Очевидно, время, прошедшее с его эпохи, не только позволяет нам увидеть то, что не видели современники, но в чем-то мешает понять и то, что видели, понимали и чувствовали они. И приведенные в заглавии статьи слова Александра Бенуа, человека, олицетворявшего утонченный эстетизм «мир искусников», сегодня многим покажутся неожиданными.

Для современников В. М. Васнецов, прежде всего «первопроходец», так назвал его художник И. С. Остроухов. И новизна искусства Васнецова заключалась не только в том, что в период господства социально-бытовой жанровой живописи он первым среди художников обратился к сюжетам русского фольклора. Васнецов был одним из первых мастеров русской живописи, кому стали тесны рамки станковой картины и кто «обратился к украшению жизни», взялся за самые разнообразные виды прикладного искусства, что было в то время для многих необъяснимым и воспринималось как «разменивание таланта». При этом именно внестанковое творчество (прежде всего десятилетняя работа над росписями во Владимирском соборе) стало для художника его важнейшим делом, «делом жизни». Обращение к новым сюжетам в станковой живописи и к внестанковому творчеству неразрывно связано с постановкой Васнецовым принципиально новых задач, центральной из которых была задача создания единого, охватывающего разные виды искусства стиля, основанного на национальных традициях. Васнецов, начинавший как художник-станковист и жанрист-передвижник, затем создаст работы, открывающие новые этапы в истории архитектуры и театральной декорации. Таковы Абрамцевская церковь 1881 года, оформление спектакля «Снегурочка» A. Н. Островского (1882 год). Как художник, творчество которого является переходным, сочетающим в себе разные элементы, Васнецов вызывал у современников очень противоречивые чувства и оценки недоумение и восторг, ругань и поклонение, но он не оставлял никого «в покое», всегда был предметом размышлений и споров. «Ваше творчество, пишет В. М. Васнецову С. П. Дягилев, и оценка его уже много лет самое тревожное, самое жгучее и самое нерешенное место в спорах нашего кружка» Мы не найдем другого художника, который был бы близок представителям столь противоположных эстетических течений, как идеолог передвижничества B. В. Стасов, деятель «Мира искусства» C. П. Дягилев, философ П. А. Флоренский, но каждому из них он близок какой-то особой гранью своего творчества и никому не близок полностью, до конца.

Как одна из ключевых фигур в процессе перехода русского искусства от эпохи передвижничества к искусству начала XX века, Васнецов воплощал в своем творчестве всю сложность художественной и эстетической эволюции этого периода. Мы попытаемся осветить лишь одну из многих проблем, возникающих при изучении его творчества вопрос о природе васнецовского «универсализма», о том, как осмыслялся художником его выход за пределы станковой картины и обращение к разнообразным видам искусства. На наш взгляд, для понимания В. М. Васнецова, его роли «первопроходца» в русском искусстве, идейный аспект его творчества особенно важен. Современники, писавшие о Васнецове, всегда подчеркивали его ум, высокие гражданственные качества, искренность, упорство, трудолюбие. Наряду с душевной мягкостью, простотой, веселостью и остроумием они составляли обаяние Васнецова-человека. «В. М. Васнецов, мягкий, лирически настроенный человек, большой умник и разумник», писал Л. Н. Венуа врач и известный коллекционер А. П. Цанговой, близко знавший Васнецова, говорил о нем: «Это был простой человек, чрезвычайно умный, искренний. Взгляды его были подчас своеобразны, оригинальны, но всегда интересны». «Изумительным тружеником» называет Васнецова В. Д. Поленов. «Чтобы дать живой образ этого большого художника и человека, пишет о нем художник М. В. Нестеров, много лет работавший с ним над росписями во Владимирском соборе в Киеве, нельзя обойтись одним сиропом... Виктор Михайлович был человек страстный, там жила «стихия» сложная, гамма его деяний, поступков, чувствований была тоже сложная» 2.

Освоение Васнецовым различных областей искусства не было, очевидно, импульсивной «игрой» бьющего через край творческого начала, а скорее сознательной (и очень упорной, «подвижнической») реализацией постепенно сложившейся у него программы, общественно-эстетического идеала.

Васнецов начинает как типичный жанрист-передвижник и получает известность как автор картины из жизни бедного столичного люда «С квартиры на квартиру» (1876). Но, как позже говорил он В. В. Стасову, «...во время самого ярого увлечения жанром в академические времена в Петербурге меня не покидали неясные исторические и сказочные грезы» 3. Несомненно, эти «грезы» питались детскими впечатлениями и воспоминаниями художника, родившегося в Вятском крае, в семье сельского священника и вобравшего в себя всю красоту и поэзию народных поверий и сказок. Они возникали и па почве особого подъема интереса русского общества в 60 - 70-е годы XIX века к народному искусству, который выразился в коллекционировании, организации мастерских, собирании и издании орнаментов. В это время уже широко использовались мотивы фольклора и народного искусства в архитектуре (В. А. Гартман, И. П. Ропет) и в музыке (композиторы «Могучей кучки»),

В начале 70-х годов появляются иллюстрации художника к сказке «Жар-птица» и «Конек-горбунок», позже создаются эскизы к будущим «Богатырям» и «Витязю». Размышления художника о русском фольклоре и народном искусстве, первые попытки воплощения его мотивов и образов шли параллельно с развитием и углублением интереса к народным и национальным основам искусства в кружке С. И. Мамонтова, названном позже Абрамцевским. Его участником Васнецов становится в конце 70-х годов. Здесь неясные еще идеи использования национальных, фольклорных мотивов в живописи получили у художника эстетическое обоснование и нашли конкретное воплощение в сюжетах изучавшихся в кружке под руководством М. В. Прахова памятников древнерусской литературы, прежде всего «Слова о полку Игореве». В 1880 году на восьмой передвижной выставке Васнецов показывает «После побоища Игоря Святославовича с половцами» и «Ковер-самолет». Вслед за ними в 1881 - 1882 годах появляются «Аленушка», «Три царевны подземного царства», «Битва русских со скифами», «Витязь на распутье». Картины Васнецова были новы не только своими сюжетами, но и теми элементами декоративизма и условности, которые рассматривались тогда многими критиками как неправомерное отступление от жизненной правды. В самом деле, переход художника к былинно-сказочным сюжетам естественно повлек за собой и необходимость искать новые средства художественной выразительности. Все большее значение в его творчестве приобретают задачи «синтезирования форм», стилизации и декоративности. Эти задачи находят наиболее органичное решение во внестанковых областях искусства театральной декорации, архитектуре, монументальном искусстве, к которым Васнецов обращается в Абрамцевском кружке. В 1881 году он создает окончательный проект абрамцевской церкви, оформляет в кружке С. И. Мамонтова спектакль «Снегурочка». В 1882 году он пишет иконы для абрамцевской церкви и участвует в оформлении ее интерьера, делает для парка абрамцевской усадьбы проект «избушки на курьих ножках», приступает к работе над панно «Каменный век» в Историческом музее в Москве.

Для художественного развития Васнецова и его творческих поисков это обращение к внестанковым видам искусства, произошедшее как бы невзначай в артистической атмосфере Абрамцевского кружка, па самом деле было настоящим переворотом. И не только в творчестве самого Васнецова, но и открытием нового пути для русского искусства в целом. Суть этого переворота заключалась в том, что должно было измениться глубоко укорененное (несмотря на отказ от академической сюжетики), идущее от академизма представление об иерархии жанров. Он предполагал глубочайшую эстетическую трансформацию, новое осмысление возможностей искусства. И хотя к расширению сферы деятельности художников, выходу за пределы станковой картины вела вся логика развития русского искусства, сам процесс его демократизации, необходим был дополнительный фактор, облегчающий этот выход, снимающий воздействие господствующих эстетических ценностей. Этим фактором стала раскованная, не формальная атмосфера Абрамцевского кружка, в котором сложнейшие эстетические поиски соединялись с непринужденным «игровым» началом, с легкостью перехода к различным «инородным» для художников видам деятельности, в которых они были свободны от цеховых канонов, оценок критики и выставочной публики. Но ни у кого из членов Абрамцевского кружка «игра» не перешла так полно и глубоко в дело жизни, «миссию», как у Васнецова. Очевидно, потому, что кружок лишь ускорил совершающуюся в Васнецове идейно-эстетическую эволюцию. Ее можно понять, прислушиваясь к очень емким и глубоким высказываниям самого художника. «Я всегда был убежден, говорил Васнецов, что в жанровых и исторических картинах, статуях и вообще каком бы то ни было произведении искусства: в сказке, песне, былине, драме сказывается весь целый облик народа, внутренний и внешний, с прошлым и настоящим, а может быть, и будущим» 4. И художник, изучая в Абрамцевском кружке народное и древнерусское искусства, пытается найти и воплотить в жизнь изобразительный «язык», адекватный национальному и народному «духу» и соответствующий «языкам» других видов искусства. И это для Васнецова задача не только эстетическая, но и нравственная, социальная, религиозная. Непринужденная, творческая атмосфера Абрамцевского кружка, настроение художественного братства наполнены для него величайшим смыслом. Он видит в ней как бы воссоздание коллектива древних мастеров времени, не знавшего художника-индивидуалиста, не знавшего проблем «художника и толпы» и «возвращения в народ».

Галерея
Реклама
Элитные тамбурные входные двери от производителя . заказать печать календарей смотрите на ideaprint.ru . запчасти iveco stralis
Творчество СССР. Все права защищены