Наше пфо
Скульптура СССР
Смипфо
Народное творчество
Великое наследие
Другие материалы



Театральная эпоха

Сила таланта


 

Кто из зрителей, видевших кинофильм «Адмирал Ушаков», не заломил яркую, колоритную фигуру князя Потемкина? Образ этот, созданный одним из замечательных мастеров Художественного театра, Б. Н. Ливановым, покорял сложностью и правдивостью характера, многообразием выразительных красок. Свободно и смело Ливанов рисовал портрет крупного государственного деятеля, в котором уживались дерзкий ум и самодурство, политическая зоркость и тщеславие, высокомерие и простота.

...Только что перед нами был царедворец, деспотичный и надменный, наводивший ужас на своих сановников, и вот уже он хандрит, жалуется, как избалованный ребенок, на тяготы государственных забот. Только что он в бешенстве кричал и метался, проклиная Ушакова за дерзость и непочтение, и казалось, никакая сила не остановит карающий меч, занесенный над головой русского флотоводца, а через минуту Потемкин с юношеским восторгом и гордостью встречает весть о знаменитой победе Ушакова под Фидониси.

Ливанов настолько сливался с характером своего героя, игра его в каждый момент была так естественна и правдива, что мы забывали об экране и искусстве артиста и верили, что следим за поступками и мыслями фельдмаршала Потемкина. Естественность, глубина перевоплощения не случайны для этого актера.

Творческая жизнь и артистическая судьба Бориса Николаевича Ливанова неотделимы от Московского Художественного театра.

И когда думаешь о различных образах, созданных им, в памяти всегда возникают не просто яркие, с темпераментом сыгранные роли Шванди в «Любови Яровой», Соленого в «Трех сестрах», Ноздрева в «Мертвых душах» или Рыбакова в «Кремлевских курантах». Вспоминаешь трагедию чеховских сестер Прозоровых, для которых штабс-капитан Соленый стал олицетворением пошлой и бессмысленно-жестокой действительности, думаешь о прекрасной русской женщине Любови Яровой, рядом с которой сражался верный сын революции матрос Швандя. Уж таково искусство МХАТа и его лучших мастеров, что в памяти остаются не роли и удачи того или иного актера, а люди, которые силою искусства живут рядом с нами.

Темперамент, соединенный с острой внешней характерностью, стремление рисовать образ крупными и яркими мазками отличают портреты всех театральных героев Ливанова. Каждая его работа - это новое сценическое решение, всегда смелое и неожиданное. В самой жизни черпает актер свои наблюдения, обогащающие материал роли.

В 1931 году Ливанову была поручена роль молодого аспиранта- казаха Кимбаева в пьесе «Страх» А. Афиногенова. В решении роли было легко пойти наиболее простым путем: увлечься внешней характерностью, национальной спецификой. Но ремесленничество было чуждо Ливанову. Актер стал искать прототип Кимбаева в жизни. И когда ему удалось близко познакомиться с одним аспи- рантом-казахом, он по-новому увидел своего героя. И Ливанов сумел показать не только внешние черты молодого человека из далекой среднеазиатской республики, приехавшего учиться в Москву; он раскрыл характер юноши, у которого осуществляется самая заветная его мечта - стать ученым. Все это пришло к актеру от вдумчивого, сосредоточенного познания жизни. Исполнение роли Кимбаева заслужило одобрение А. М. Горького. Алексей Максимович, отметив правдивость и обаяние созданного Ливановым образа, долго беседовал с актером о советской драматургии, о многих людях, которым в нашей стране открылись просторы науки.

Стремление идти наиболее трудным и интересным путем в искусстве помогло Ливанову и в работе над ролью Шванди в «Любови Яровой» К. Тренева (1936 г.). Образ Шванди, ярко воплощенный С. Кузнецовым в спектакле Малого театра 1926 года, Ливанов сумел обогатить свежими штрихами. Актер показал в Шванде - простом русском парне, безраздельно преданном идеям революции, - качества сознательного борца. И снова помогли актеру встречи с участниками гражданской войны. Для Ливанова К. Тренев дописал в пьесе еще одну сцену: Швандя перед расстрелом раскрывает конвоиру правду революции, и это пламенное «Любовь слово спасает жизнь матроса.

Широта интересов в искусстве заставляет Ливанова пробовать силы в самых различных ролях. Только обладая знаниями в разных областях истории и литературы, Ливанов мог создать на протяжении короткого отрезка времени такие несходные исторические характеры, как вельможа, государственный муж Потемкин, и гениальный ученый, сын крестьянина Ломоносов. На пути актера были и неудачи: исполнение роли Кудряша в «Грозе» Островского, где излишний темперамент увел актера от постижения глубокого смысла образа, слабое решение отдельных сцен в роли генерала Огнева («Фронт» А. Корнейчука), которые актер играл с ненужным надрывом. Но ведущим и главным в творчестве Ливанова всегда были поиски многогранного характера, завершенной сценической формы. С огромной силой обобщения прозвучал образ наглеца и враля Ноздрева из «Мертвых душ». Много интересного было в трактовке чеховского Астрова («Дядя Ваня»), где широта натуры и сила страстей Астрова торжествовали подчас над его мечтой поэта.

Смелость трактовки отличает и работы Б. Ливанова в кино. Кроме Потемкина, зрители хорошо помнят его Петра Виноградова («Частная жизнь Петра Виноградова»), Дубровского в экранизации повести Пушкина, большевика Михаила Бочарова в фильме «Депутат Балтики». Лучшие создания Ливанова в театре и кино широко известны. Но мало кто знает о его даровании художника - живописца и графика. Когда-то замечательный артист МХАТа М. М. Тарханов написал о Ливанове, что в нем рядом с актером уживается наблюдательный живописец, наделенный острым чувством колорита. Не отсюда ли умение артиста найти точный внешний рисунок роли, выразительный облик сценического героя?

Борису Николаевичу Ливанову исполнилось 50 лет. Он мечтает о новых работах, о сильных, богатых мыслями и чувствами характерах советских людей, наших современников, строящих коммунизм. Он с надеждой думает о завершении работы над ролью Гамлета, о шекспировском короле Лире. И мы верим, что мечты актера воплотятся в новые яркие образы.

 

Галерея
Реклама
Творчество СССР. Все права защищены